Сайнс-старший: Мы не можем два месяца жить слухами